Ольга Донская, учитель истории: «Первая реакция на образовательный центр «Сириус» была у нас с коллегой одинаковая: «Ух ты! В наше время такого не было!». Представьте только — мы всё время говорим о проблеме мотивации детей как об одной из главных в образовании, но всегда ли образовательная система готова к мотивированному ребёнку? Всегда ли она может ответить на высокий образовательный запрос? «Сириус» – именно такой ответ. Лучшее для лучших: лучшие учителя, специалисты, условия, технологии, настоящая архитектура образовательного пространства. 

Ещё до визита в «Сириус» я столкнулась с мнением одного из детей, учившегося здесь три смены: «наполовину Хогвардс, наполовину ГУЛАГ». Последнее, как мне показалось, относилось к дисциплине — ребят постоянно сопровождали кураторы: шаг влево, шаг вправо… Ждала, что увижу колонны детей, марширующих строем. Но не дождалась. Подростки вполне свободно и самостоятельно перемещались по кампусу. Одна особенность: все были заняты делом. Именно это и отличает «Сириус» от других образовательных пространств — в прекрасных условиях, словно предназначенных для идеального времяпровождения, все работают в поте лица, но при этом выглядят вполне довольными. Просочилась на занятие в аудиторию, наблюдала, — вовлечённость детей колоссальная. Пока учитель работает с одним ребёнком индивидуально, остальные вполне охотно трудятся самостоятельно. Расписана каждая минута, каждый день насыщен образовательными событиями, дурака повалять некогда; да, кажется, им и не хочется. Всё-таки, «Сириус» — это про возможности, именно за ними едут сюда дети, за расслаблением можно отправиться куда-нибудь ещё. И, нужно сказать, мне близко такое отношение к образованию: только сложные задачи, в которых явлено уважение к аудитории, только труд и еще раз труд. Вспомнилось, как однажды я придумывала логотип для образовательного проекта и придумала в итоге нечто такое, в основе чего была штанга. Не бесспорный концепт — отношение к образованию как к спорту, сплошной тренинг, методичная и настырная подготовка через преодоление. Но если есть дети, которыми такой подход востребован, если государству такие дети нужны и нужны их результаты, если государство готово вкладывать в таких ребят, то, как говорил поэт, «зачем же нет?» 

Однако из «Сириуса» уходила глубоко опечаленная. На мой вопрос: «Отчего не сделать программы в области исторической науки?» — услышала «Нет и не предвидится. Такова был ответ президента. Задачи технического прорыва, которые сейчас решает страна и историческая наука — вещи параллельные». Мне даже ладонями изобразили параллели, видимо, полагая, что я, как гуманитарий, сама не распознаю образа. Почему так? Ответ можно поискать в классических трудах, например, у Владимира Кобрина, который об этом размышляет в работе «Кому ты опасен, историк». Увы, моя страна, решая задачи и даже ставя их, по-прежнему, во-первых, руководствуется тактическими соображениями, во-вторых, подменяет терминальные ценности инструментальными. Технология — инструмент, человек — цель, старое, но опять хорошо забытое. Значит, увы, нас ждут впереди грабли. Технологический прорыв, не подкреплённый гуманитарным, ведёт к маршруту «грабли — лоб» вполне однозначно. Понимание истории как школьного предмета, призванного не более чем сформировать заданный набор ценностей, обречено. Уход от понимания истории как единственной науки, изучающей человека в его социальных поведенческих проявлениях, изучающей гуманитарные системы и смыслы, это будущая беда. Потому что гуманитарные провалы страшнее техногенных, потому что за любым техногенным стоят гуманитарные и тогда названия городов перестают быть только названиями городов: Курск, Пермь, Керчь… всего только утром того же дня совсем рядом с нами. Вспоминаю финальную сцену из фильма «Убить дракона»; ту, где герой Олега Янковского уходит к детям и запускает с ними змея. И, кажется, он говорил с ними в тот момент не только об аэродинамике»

Опубликовано Городской методический центр Департамента образования города Москвы Пятница, 26 октября 2018 г.